mishajp

Categories:

Исторические хроники: тотальный шпионаж по-японски. Часть 2

ВИТРИННОЕ СТЕКЛО

В 1976 году в Совет министров СССР обратился генеральный директор японского полугосударственного предприятия «Икебуко» с предложением закупать в нашей стране значительные партии витринного стекла. При этом японский контрагент Минвнешторга готов был, не считаясь с затратами, приобретать стекло эшелонами! Перспектива сделки была более чем привлекательна – производство витринного стекла обходилось для СССР в копейки.

Контракт был заключен, и сотни платформ, груженных стеклом, двинулись в сторону порта Находка, где «ценнейший экспортный товар» оказывался в трюмах японских сухогрузов...

Лишь спустя три года КГБ СССР через свою закордонную агентуру установил, что стекло выполняло роль прикрытия. Как только караван сухогрузов с очередной партией стекла покидал порт Находку и выходил в открытое море, всему экипажу раздавались плоскогубцы и гвоздодеры, и они начинали крушить контейнеры с витринным стеклом. Но как?! Доски, фурнитура аккуратно отслаивались, сортировались и складировались в штабеля, которые затем специальными лебедками опускались в трюмы. А стекло сбрасывалось за борт.

Разукомплектация контейнеров проводилась при минимальной скорости судна и только с наступлением темноты при свете бортовых прожекторов. Эти меры предосторожности призваны были сохранить истинную цель приобретения стекла в тайне от нежданных свидетелей: проходящих поблизости судов, а также самолетов и вертолетов советских пограничников.

В целях конспирации администрация «Икебуко» формировала наемный экипаж только на один рейс. Он состоял из гастарбайтеров, рекрутированных в Юго-Восточной Азии и Индонезии, готовых за мизерную плату на любую работу. По завершении работы поденщиков партиями по 20 человек под присмотром вооруженных охранников препровождали в кают-компанию, где им вручали по 5 долл. и кормили. При этом насильно заставляли выпить по стакану рисовой водки, в которую подмешивались наркотики, вызывавшие временную парамнезию. Делалось это для того, чтобы после списания на берег ни один из рабочих не мог вспомнить, чем он занимался на судне.

По имеющимся данным, за один только рейс караван сухогрузов доставлял в Страну восходящего солнца до 10 тыс. куб. м ценнейшей древесины. А все потому, что любая наша продукция, шедшая на экспорт, по традиции обшивалась ценными и твердыми породами деревьев: кедровой сосной, буком и дубом. Именно из этой древесины и были изготовлены контейнеры для витринного стекла. Фурнитура, но никак не стекло, интересовала японцев... Благодаря махинациям с витринным стеклом, Япония, не имеющая природных запасов древесины, в конце XX века заняла третье место, после Испании и Италии, по экспорту на мировой рынок экологически чистой мебели!

Из доставшейся даром древесины «Икебуко» производила изысканную мебель, которую поставляла арабским нефтяным шейхам, в Соединенные Штаты и даже в Западную Европу.

Саркастическая гримаса японского бизнеса: в 1982 году «Икебуко» продала Управлению делами при Совете министров СССР мебель, изготовленную из нашей древесины, для кабинета... предсовмина Николая Тихонова!

ФАЯНСОВЫЙ ЭКСПОРТ

В то время как в США в интересах национальной безопасности строились скоростные автодороги, СССР с этой же целью расширял и модернизировал свои железнодорожные магистрали. В ЦРУ хорошо знали, что советские стратегические ракетные комплексы разрабатывались и производились на западе и в центре страны, а затем по Транссибирской железнодорожной магистрали перевозились на восток, где устанавливались и нацеливались на объекты на территории Соединенных Штатов. К началу 1980-х американцы располагали информацией о местонахождении большинства наших стратегических ядерных ракет постоянного базирования. Однако они не имели данных о наших передвижных ракетных комплексах (по американской классификации – MIRV) с десятью боеголовками индивидуального наведения, установленных на железнодорожных платформах и закамуфлированных под пассажирские вагоны. И тогда на помощь американцам пришли японцы...

В конце 1980-х частная японская фирма «Сётику» привлекла внимание контрразведчиков Приморья тем, что в течение полугода регулярно, раз в месяц, доставляла в порт Находка фаянсовые вазы для последующей отправки их в Гамбург.

Казалось, придраться не к чему: сопроводительные документы всегда в полном порядке, груз нейтрален, опасности для окружающей среды (и интереса для грабителей!) не представляет, находится в опломбированном металлическом контейнере на открытой железнодорожной платформе. И все же некоторые особенности фаянсового экспорта настораживали...

– Ладно, экспортировались бы вазы, представляющие художественную ценность, а то ведь – обыкновенные горшки! – рассуждал начальник УКГБ по Приморскому краю генерал-майор Воля, вновь и вновь возвращаясь к вопросу о перевозке изделий японских ремесленников. – Стоит ли овчинка выделки? Ведь черепки, которым грош цена в базарный день, везут почему-то в страну, которая славится саксонским фарфором! Почему? Да и провоз багажа через весь Союз по Транссибирской магистрали – путешествие не из дешевых... Выходит, после погашения накладных и транспортных расходов керамические горшки должны стоить как золотые... Так, что ли?! Интересно, почем японцы продают их в Гамбурге? Н-да, дела... В общем, так! Или мне пора на пенсию по причине мании преследования, или у меня под носом япошки проворачивают нечто незаконное... Да при этом еще и потешаются над недотепами из таможни и контрразведки! Точно, здесь что-то не так! Лучше, как говорится, перебдеть, чем недобдеть!» – подытожил шеф приморской контрразведки и свои соображения изложил в шифртелеграмме во Второе Главное управление КГБ СССР.

Сотрудники 5-го (японского) отдела быстро установили, что «Сётику» тесно связана с крупной американской фирмой, работающей в радиоэлектронной отрасли военно-промышленного комплекса США, и, по сути, находится у нее на содержании, так как уставный капитал японской фирмы на 80% американского происхождения. Это обстоятельство, по данным закордонных источников, было наиболее оберегаемым секретом «Сётику»...

Происками ВПК Соединенных Штатов занимался 1-й (американский) отдел, поэтому шифртелеграмма из Приморья оказалась на столе его шефа – генерал-майора Красильникова. Тот поддержал приморского чекиста и отдал приказ: едва очередной контейнер перегрузят с судна на железнодорожную платформу, в Находку из столицы для проведения негласного досмотра контейнера отправится оперативно-техническая группа.

Платформу с таинственным контейнером отцепили от основного состава и отогнали в тупик. Срезали пломбы, распахнули двери. По всей длине контейнера от пола до потолка сложены аккуратно упакованные ящики. Вскрыли первый... второй... десятый. В мягкой упаковке находились расписанные японскими кустарями фаянсовые вазы.

– Неужели ошибка?! – Красильников, лично прибывший в Находку для руководства операцией, вытер платком покрывшийся испариной лоб.

Досмотр продолжили. Аккуратно, чтоб не повредить, вскрывали все ящики подряд... Наконец, после того как поисковики вытащили наружу и распотрошили более 50 ящиков, они наткнулись на фанерную перегородку, за которой скрывалось достаточно просторное помещение размером с ванную комнату, загроможденное загадочной аппаратурой. Не контейнер – кабина космического корабля!

Столичным технарям потребовалось около шести часов, чтобы сделать предварительное заключение.

При более тщательном обследовании, проведенном уже в Москве, было установлено, что контейнер оборудован сложной системой с блоками регистрации гамма-излучений и питания, накопления и обработки поступившей информации. Кроме того, там находились термолюминесцентные дозиметры и фоторегистрирующая аппаратура. Система была абсолютно автономна, управлялась компьютером без вмешательства человека.

Внимательно изучив всю эту фантастическую аппаратуру, эксперты пришли к выводу, что в контейнере находится специальная лаборатория, способная собирать и накапливать информацию на протяжении всего пути от Находки до Ленинграда.

Специалисты также установили, что уникальная разведывательная система фиксировала наличие мест, где проводилась выемка атомного сырья, а также производственные объекты по его переработке. Она была способна засечь транспорт, на котором перевозились компоненты атомного производства, и даже определить направление его движения.

В местах наиболее интенсивного радиоактивного излучения автоматически открывались вентиляционные заслонки контейнера и производилась фотосъемка окружающей местности глубиной до нескольких километров по обе стороны железнодорожного полотна. Показатели излучений и фоторегистрации, счетчики километража давали возможность точно определять, где именно находится данный объект.

Таким образом чудо-лаборатория позволяла скрытно прощупывать довольно обширное пространство вдоль всей Транссибирской магистрали, устанавливать и контролировать перемещение наших атомных объектов.

...Генерал Красильников понял, почему в сопроводительных документах были заявлены именно вазы. Заяви «Сётику» о перевозке, допустим, бамбуковых циновок, и кто знает, как к контейнерам отнеслись бы грузчики, а фаянсовые изделия – товар хрупкий, требует особо бережного отношения. Очевидно, отправители рассчитывали, что, задекларировав в качестве груза легкобьющиеся предметы, они тем самым заставят наших рабочих проводить погрузочные операции с особой осторожностью. А это – залог того, что ценнейшая аппаратура (нашими специалистами она была оценена в 200 млн. долл.!) прибудет в пункт назначения в целости и сохранности. Конечно, фирма могла бы указать и бытовую радиоэлектронику – не менее хрупкий груз, также требующий деликатного обращения, но в этом случае не было никакой гарантии, что контейнеры не подвергнутся ограблению. Платформа-то открытая и неохраняемая.

Лаборатория на колесах использовалась по следующей схеме: завершив пиратский рейд в глубь территории СССР, она из Гамбурга должна была переправляться в США, а после снятия информации, ее обратно доставляли в Японию, и все повторилось бы сначала.

Установить, сколько оборотов проделала «карусель», не представилось возможным. Нам оставалось уповать на то, что до разоблачения и экспроприации лаборатории в контейнерах находились только фаянсовые вазы. Должны же были истинные хозяева контейнеров сначала проделать несколько пробных рейсов, а не лезть в воду, не зная броду!

...Нелегко пришлось руководству «Сётику», на которое пало подозрение в пособничестве Центральному разведывательному управлению. Чтобы сохранить свой бизнес на нашем рынке, глава японской фирмы Хидэё Арита срочно вылетел в Москву, чтобы попасть на прием к председателю Совета министров СССР. Добившись наконец аудиенции, президент слезно умолял предсовмина не предавать дело огласке. Клятвенно заверил его, что японская сторона в качестве компенсации немедленно перечислит в российскую казну немалую сумму в долларах. Сомнений в том, что Арита выложил деньги не из своего кармана, – из кассы так и оставшейся инкогнито американской компании по производству электронной чудо-аппаратуры, – у руководства КГБ не было.

Что касается нынешней России, то серьезные аналитики сходятся во мнении, что сегодня Япония рассматривает ее не в качестве равноправного партнера, но исключительно как ресурсовывозящий источник своего жизнеобеспечения. И время от времени совершает откровенно пиратские набеги на российские кладовые природных богатств...

promo mishajp november 27, 2011 01:54
Buy for 200 tokens
В ленте новостей очень редко но бывает реклама. Если вы работаете или делаете свой бизнес в Японии, то эта реклама для ВАС. Если вы продаете товары и услуги, связанные с Японией, то эта реклама для ВАС. Пишите, спрашивайте. mishajp@gmail.com

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded